четверг, 17 декабря 2015 г.

Заметки по книге: Записки и замечания о Сибири (19 век)

Нигде не сохранилась так старая Русь как в Сибири. Не удивительно - первыми переселенцами в нее были жители северных областей России, коне не дошла ни Татарская плешь, ни Польская спесь, ни Френцузский век Людовика 14.

Вообще во всей Сибири живут очень чисто. Полы в домах не крашеные. На помытые полы сталят холсты сшитые во всю комнату, натагивают их и прибивают гвоздями. А сверху расстилают ковры или пестрые узкие полоски холстины, которые бывают белыми, клетчатыми, полосатыми пополам с шерстью. Это изделия местных крестьян они красят пряжу и шерсть травами, иногда так хорошо, что ткань не линяет. Начиная с комнат везде найдете чистоту - в кухне, в погребе, в бане. И даже до той степени, что моют дома снаружи.




Хлеб родится хорошо. Землю никогда не удобряют, по достаточному количеству оставляют на год или два.
Всех родов хлеб родится хорошо: рожь, пшеница, овес, ячмень, гречиха, просо. Овощи родятся изобильно: картофель, свекла, морковь, репа, редька, лук, петрушка, селдерей, укроп, шалфей, мята, салат разных родов, тыквы, огурцы родятся, ноне так хорошо как в России, дыни и арбузы садят в парниках.
Около города садят табак и хмель.

Поля покрыты цветами.
Ягод великое множество: смородина черная и красная, малина, клубника, земляника, голубика, черника, брусники много. С Лены привозят ягоду, которую я кроме Иркутска нигде не видела - это облепиха. Цветом она оранжевая величиною с барбарис. Пытались разводить плодовые деревья, привозили, например, яблони и груши. Они принялись цвести, но небыло плодов. Прививали их к диким яблоням, но небыло успеха.

В лесах много грибов разных видов. В бесконечных лесах водятся разные звери: медведи, волки, соболи, лисицы, россомахи, белки, барсуки, кроты, зайцы, бурундуки, дикие козы.
Из тпиц: глухие тетерева, рябчики, кулики, дикие голуби, какушки, курапатки, разных родов ястребы, коршуны, около рек и озер утки, гуси, лебеди, журавли, цапли, из певчих: синицы, снегири, клесты, зяблики, малиновки, ласточки, стрижи, воробьи, есть совы и филины, много ворон и сорок.

Каждый народ выискивает в произведениях своей земли не только нужные вещи, но и лакомства, свойственные его месту жительства. Простой народ весной лакомится сосновым соком. Вы спросите что это такое? Весной женщины, которые этим промышляют, идут в лес, счищают кору с сосновых деревьев и тонкою проволокой сдирают находящиеся под корою пласты толщиной с картузную бумагу. Вершков 6 длины вершка 3 ширины. Это называют соком. Его носят по улицам и кричат: кому надо соку? Услыхав этот призыв дети бегут полкупать сок, да и взрослые все едят его, говоря что он полезен. Другое лакомство простого народа - выжимки их кедровых орехов. Когда делают масло, остатки называют избоиной, продают их фунтами либо делают из них маленькие лепешки и продают по копейке. Сухую черемуху мелят, обваривают кипятком, прибавлют сахара и меда и пекут с этой начинкой пироги.
Еще лакомство или лучше сказать забава - берут смолу с лиственницы, кладут ее в горошки и ставят на легкий жар на несколько часов. Вынувши просушивают и продают кусками. Жуют ее чаще женщины почти всех сословий. В хороших домах стыдятся жевать, особенно при посторонних.

В торговых рядах в отличае от центральной россии продают все в одном месте - сукно, шелковые материи, чай, сахар, свечи, мыло и разные мелочи.

От китацев идутразнообразные товары - чай всех видов, сахара леденец, фарфор и деревянная крытая лаком посуда, сухие фрукты, разнообразные ткани (китайка, даба, канча, фанза, чанча).


Китайка — первоначально, шёлковая, затем хлопчатобумажная лёгкая вещь, производившаяся в Китае, и массово ввозившаяся в Россию в XVIII-начале XIX века. В первой четверти XIX века импорт был полностью вытеснен отечественным производством.

Из истории российского производства китайки

В начале XIX века уже в самой России возникло много китаечных фабрик. Особенно размножились они в Кинешемском уезде Костромской губернии, в Казанской, в Московской, а затем и в Вятской губерниях. Изделия отечественных фабрик нисколько не уступали по достоинствам привозной китайке, а цены на них были неизмеримо ниже. В результате отечественная китайка не только вытеснила из России привозную, но с 1825 года стала в значительных количествах идти к самим китайцам. По количеству производства китайки выше всех стояла Костромская губерния. [1].

В самой Костромской губернии производство китайки было сконцентрировано в Вичугском крае. [2] Одним из пионеров массового производства русской китайки был вичугский фабрикант Пётр Кузьмич Коновалов (1781-1846). Первые годы его фабрика, официальной датой основания которой считается 1812 г. (а самая ранняя дата, упоминаемая в источниках, - 1800 г. [3]), вырабатывала исключительно китайку.[4]

Из России везут чай, ром, разные вина, сухари, пряники, свечи восковые и сальные.

Если чего и нельзя иметь в Сибири, так это свежих плодов.  Все другое можно достать.

В сибири есть много уникальных несвойственых остальной части России вещей. Например, есть хлебные казенные магазины,  в которым бедныи отпускают по пуду муки ниже базарной цены.
В последних числах ноября бьют гусей, кур, уток и вычистивши обледеняют каждую птицу порознь, складывают в кажки и засыпают снегом. Так птица сберегается до Апреля.

ИРКУТСК:
Хлеб по большей части пекут дома. Нет булочников, нигде не пекут кренделей. На рынке продают простой хлеб.
Разносчиков почти нет, кроме женщин которые летом продают лук, редьку, сок и ягоды.
Нет трактиров и кондитерских, поэтому нет вывесок.

При сватанье за девицу никогда не спрашивали денег и приданого, всякий довал по своему состоянию. Если кто просил, то такой жених получал отказ, говорили что хочет жениться на деньгах. Поэтому женихи искали только чтобы невеста была хороша лицом, характером и хорошо справлялась по хозйству.

На пушном промысле у одного купца может быть задействовано множество рабочих (до 20 человек), они проверяют, сортируют и вяжут пушнину. Работают на хозяйском хлебе - их хорошо кормят, поят чаем, а перед обедом и ужином дают по рюмке водки.

Крестьяне живующие по берегам рек занимаются рубкой леса на постройку домов. Проходят лесные ярмарки. Где кроме леса продают вилы, грабли, лопаты, лукошки, туязки
(емкости для хранения жидкостей, ягод). Для детей делают их с резьбою, под которую подкладывают цветные лоскутья и заливают слюдой.


Оыбкновенно двор обносили высоким забором, большие ворота заперты засовом и отпирались только для проезда экипажей. Для пешеходов была сделана калитка, у калитки задвижка к которой привязывался ремешок. Если ремешок продеть на улицу, то можно поднять задвижку и отворить ворота, а если выдернут, то надо было стучать. Для этого приделывалось большое железное кольцо.
Дома были высокие и строились в два этажа - наверху горницы, а нижнюю половину занимала кухня и кладовая.
Крыльцо делали высокое, на крыльце были устроены лавочки, сени большие тоже со скамейками и двумя окнами. Летом в сенях отдыхали и ели. Повреди сеней была дверь в чулан, а позади чулана вход наверх.
В иных домах были холодные чердаки. Горницы разделяли сенями на две половины. Из сеней входили прямо в горницу, там на правой стороне изразцовая печь с вычурами (узоры, украшения). В переднем углу ставили образа, перед образами лампады со свечами. Под образами стоял стол. Кругом были скамьи, позже их заменили софами (обшитыми кожей) и стульями. Комната обычно разделялась на двое - за перегородкой была спальня и стоял шкаф с посудой. В задних комнатах помещались дети. Иногда старики хозяева уступали переднюю горницу женатым сыновьям. Трудно поверить сколько помещалось людей в двух-трех комнатах. Можно сказать что где нынче тесно четырем человекам, там в старину жили десять и были здоровы и веселы.
Жизнь была также патриархальна как и убранство комнат. В простые дни вставши до света пили чай. После этого в купеческих семействах одни оставались дома, а другие шли в гостинный двор, но прежде завтракали, потому что редко приходили обедать. Обед в простые дни был в два часа, после обеда занимались всякий своим делом. Часа в четыре пили чай, а в восемь или девять ужинали. После ужина женщины и особенно девицы сидели и шили. Где в семействе было несоклько женщин, там все шили сами - белье, платье, разные домашие мелочи.
В больших семействах кухонными работами занимались поочередно, но в праздники и именины были задействованы все.
В воскресенье ходили к заутренне и обедне, после обеда старики отдыхли, а молодые ходили в гости или кататься.
Даже в богатых домах прислуга состояла их двух или трех женщих - кухарка, горничная и при детях нянька. При такой чистоте, которая соблюдалась во всех домах, не мудрено, что у хозяек было много дел. Ни в одном доме купеческом небыло лакеев. Должность их исполняли мальчишки, которых отдавали родители или родственники на учение. Такой мальчик исполнял различные поручения хозяев в течение 2-3 лет. Если он оказывался смышленым, то ему поручали более сложные дела, а его место занимали другие. Были дворники (1-2) их называли караульщиками, так как они поочередно стерегли дом. Они же выполняли черную работу (кучера, рубили дрова, носили воду, смотрели за скотом).

Именины праздновали следующим образом: утром пекли пироги с вареньем, изюмом, черносливом, капустою, морковью и другими начинками. Пироги разсылали родственниками, где были маленькие дети, клали маленькие пироги по числу детей. Разносили их женщины. Вошедши в дом женщина молилась, кланялась хозяевам и поставив пироги на стол просила пить чай к имениннику или обедать. Вечером, когда съезжались гости подавали вина, кофе и чай. К чаю подавали каждому тарелку с разными пирожными. В комнате стоял стол уставленный вареньями и фруктами. Они говорили о торговле, о вновь полученных известиях, о том, что пишут в газетах. Иногда вечер заканчивался танцами и ужином.

Свадьбу справляли с большим количеством обрядов. Родители жениха совещались между собой и назначали ему невесту, если она ему нравилась, то собирали ближних родственников и советовались с ними. Среди родных назначали одного, способного к переговорам. Обыкновенно говорили "Лучше взять без приданного, но доброго роду". Дочери сварливой женщины часто сидели в девках. Хорошей рекомендацией считалось когда старшая сестра, вышедши замуж была хорошей хозяйкой и почтительна к старшим.
Когда все было улажено отправлялись в дом невесты делать предложение. Обыкновенно с одного раза не решались - просили дать время подумать. Это было даже в том случае, когда не намерены были выдавать. Считалось невежливым отказать с первого раза. Если же считали союз приличным, то советовались с ближними родственниками и назначали день рукобития. В этот день зажигались свечи, молились богу и пили за здоровье помолвленных. Жених и невеста не бывали при этом обряде. На другой день приезжали сватать и назначали день сговора. До того дня молодые не могли видеться. В день сговора родня жениха, жених и сват приезжали в дом невесты. Невеста, одетая как можно лучше сидела окруженная подругами. В другой комнате ставили стол и накрывали скатертью, комнату украшали лентами и бантами. Весь стол заставляли конфетами, вареньями, которых ставили до 40 тарелок. У бедных ставили орехи, ягоды, пряники.


Народ вообще склонен к рассказам. Вечером не только в деревнях, но и в городах, когда соберутся несколько человек, особенно женщин, то рассказывают о старом-бывалом или сказывают сказки, но это больше детям и в своем семействе. Сколько слыхала я рассказов о домовом! Также верит народ в огненных змеев, о которых говорят, что он носит деньги своим любицам, то такое богатство не идет в прок и обращается прахом.


В Иркутске небыло пансиона, где обучали бы девушек. При всем желании изучать прекрасное небыло там и учителей танцев, музыки и пения. Учились некоторые дома, другие у священников. Очень было бы приятно если бы Иркутские капиталисты, согласясь между собою, устроили пансион для воспитания девиц.


Много было хорошего в сибирских традициях. Например, в гостином дворе никогда не запрашивали втрое (что было в ходу в России), не ворчали с дороги и не говорили что специально для Вас уступают, никогда не божились при продаже и не подменяли гнилой товар вместо хорошего.

Отдаленность от столиц и недостаток в воспитании положили свою печать, но в нравственном отношении много есть похвального в семействах, гораздо больше привязанности между родными.


В Масляницу для забавы народа начальники города приказывали связать вместе несколько огромных саней и устроить на них корабль со снастями и парусами. Тут садились люди и медведь и Госпожа Масленица, в нее впрягали лошадей двадцать и возили ее по улицам. Позади обычно следовали толпы мальчишек и гуляк, они провожали ее песнями и разными прибаутками.


В Сибири все деревни обнесены оградой, которую называют поскотиной. Нигде нет соломенных кровель и земляных полов - лесу так много, что считают нужным его вырубать. Верст за 15 от города такой лес, который разрешено рубить на строение всякому.


Енисей замерзал в ноябре, а вскрывался в апреле.
Недалеко от Красноярска (в сторону Енисейска) был важный порог, которого боялись барки и плоты с грузом. Изобилует Енисей рыбой - осетровой, стерлядью, тайменем, окунем, щукой, ершом и пр.
В 1737-38 гг. был открыт водяной путь в Архангельск, который увеличил количество поставляемой рыбы.

Красноярск стоит при впадении реки Качи в Енисей. Ограниченный реками и горами имеет живописное и защищенное положение. Площадь города мало содержит грязи и в дождливые времена как город, так и окрестности его достойны кисти художника. Иностранные путешественники называют его прелестною Швейцариею.
Город основан в 1628 году первым воеводою Андреем Дубенским.
По разделении Сибири на восточную и Западную в 1822 году Красноярск из уездного становится губернским городом.


Приказом от 2 декабря 1828 года - городу иметь большую улицу протянувшуюся от бывшего конца города до ныне существующего на две версты, в всего более трех верст, прекрасными по фасадам домами обустроившуюся.


Мы с Алисой и Дальяной желаем вам счастья!

Комментариев нет:

Отправить комментарий